Когда-то, еще относительно недавно, просветитель Александр Радищев, совершивший поездку всего-то из Петербурга в Москву, настолько искренне удивился тем разительным контрастам в образе жизни и миропонимания людей, населявших этот короткий географический отрезок, что написал целую книгу впечатлений — «Путешествие из Петербурга в Москву», словно совершил полет с Земли на Луну, пребывая до последней страницы в состоянии удивления и потрясения.

Ну, а что сегодня испытает современный, образованный человек, впервые совершающий поездку со своей Родины в Европу и назад? Какие чувства и мысли придут ему в голову? Попробуем быть честными и объективными?

1. Пересекаем российско-белорусскую границу, ровнехонько из Смоленской области Российской Федерации в Витебскую область Республики Беларусь, и начинаем искренне и неподдельно удивляться тем самым контрастам, а ля Радищев — несмотря на родственность душ, менталитетов, общее историческое прошлое братских народов.

Первое, что бросается в глаза даже тому, кто искренне близорук от любви ко всему родному, это европейские ровные дороги, чистота на улицах, вежливость белорусских граждан. Когда путешествуешь поездом, резкая, объективная непохожесть от заросших бурьяном, полузаброшенных российских деревень, замусоренных бумажками и пивными бутылками российских станций с неопрятными их обитателями и скромными, небогатыми, но всегда чистыми, выметенными до тусклого, грустного блеска полустанками и станциями Беларуси, более чем неприятно очевидна. Вот ведь умеют белорусы с их более скромным ВВП жить в чистоте!

Белорусские таможенники сдержанно вежливы, кассирам знакомы «волшебные слова» «Здравствуйте, спасибо, доброго пути» и что-то напоминающее загадочную улыбку Мадонны. Попутчики всегда готовы придти на помощь и долго и подробно объяснять, где находится туалет или как добраться до пункта Н.

Надо сказать, и это не все, на что Беларусь способна (разница в менталитетах и внешних проявлениях по причине географической близости между Смоленской и Могилевской областями все-таки минимальная). По мере углубления на ее территории, на запад, внешняя и внутренняя расхожесть становится глубже и заметнее: чем западнее, тем по-европейски аккуратнее, немногословнее, неторопливее.

Читайте также  Чем интересен Узбекистан? Впечатления одного путешествия. Бухара

Но это, скорее, внешняя видимость, которая сразу бросается в глаза россиянину, что впервые прибыл на землю «бульбашей» (прим.: слово это для белорусов неругательное). Останься такой приезжий с востока там подольше — поживи, попробуй белорусскую бульбу, может оказаться, что «совок» в европейской Беларуси еще живее, чем на его родине. Просто он не такой злой и запрятан поглубже — под ровными дорогами, чистотой на улицах и вежливостью белорусских граждан.

2. Пересекаем белорусско-литовскую границу по дороге на г. Друскининкай. Все те же ровные дороги, педантично выкошенные или засеянные, в зависимости от времени года, поля, аккуратные, уже в прибалтийском стиле домики с красной черепицей. Скромно, чисто, ухоженно. Пиво вкуснее, мясо натуральнее, вода чище. Менталитет и поведение все больше «прибалтийские»: медлительность в речи и жестах, повсеместная строгая прибалтийская опрятность в одежде, вежливая отстраненность от окружающего мира, когда сидят, уткнувшись в свой ноутбук или книжку, осторожно отгородившись от окружающего мира.

Хотите привлечь к себе внимание? В вагоне, магазине или госучреждении просто заговорите всего на полтона громче, и в вашу сторону, с осторожным удивлением, повернут головы все те, кто сидит подальше, а те, кто сидит совсем рядом, сделают вид, что не заметили вашей возмутительной бестактности. Просто разговаривать «вслух» — уже не литовское comme il faut: там принято шептаться, осторожно смеяться в кулачок и всегда делать вид, что ничего не происходит.

3. Двигаемся дальше, на Латвию и Эстонию. Примерно та же картина, что и в Литве: скромно, чисто, аккуратно. Люди словно живут по принципу «Как бы чего не вышло» — настолько они правильные. Рига — милейший европейский городишко, без пробок, весь в шпилях католических храмов и с отстраненно вежливым населением.

Читайте также  Как жила Россия в Смутное время?

В Эстонии бросается в глаза уровень компьютеризации и «интернетизации»: в Таллинне уже есть магазины без кассиров, а для того чтобы проголосовать на выборах или получить консультацию в госучреждении, нет необходимости выходить из дома — достаточно выйти в Интернет.

4. Наконец на огромном белом пароме пересекаем Финский залив и оказываемся в г. Хельсинки, Финляндия. Несмотря на унылость северного, довольно серого пейзажа, в глаза бросаются разукрашенные во все цвета радуги огромные паромы и лайнеры-небоскребы, весело раскрашенные финские дома с обязательными мансардами и финны с их финскими, другими лицами, так не похожими на наши, славянские.

И здесь, в г. Хельсинки, Финляндия, как нигде до этого, ты понимаешь, что ты ни где-нибудь, а в той самой, нами любимой-нелюбимой Европе: на этот раз, действительно, прощай, «совок» — здравствуй, «загнивающий Запад».

Резюме: что можно вынести из недельной поездки из «Петербурга в Москву»? Да почти ничего, кроме весьма субъективных, ярких туристических впечатлений, которые способны удивлять, возмущать и восторгать, но совсем не способны дать более-менее полного, объективного представления о том, как на самом деле живут наши соседи. Это как судить о прекрасной незнакомке, волнующей твое воображение, впервые увиденной на вечеринке в ярком наряде и всей красе, забывая, что чары могут рассеяться, стоит тебе ее узнать ближе, в естественной обстановке. Ведь для того, чтобы это понять, нужно не просто с тысячью евро, в комфорте, отдыхающим зевакой-путешественником повояжировать по незнакомым странам, а нужно там пожить, проникнуться менталитетом, проблемами и заботами людей, заглянуть за яркую витрину всего этого тихого, европейского парада, за которым скрываются суровые, скучные будни.

Я, например, без ложной скромности ловлю себя на том, что при всем восторге от европейского образа жизни, западного прогресса, демократии и нежелании возвращаться back to the «совок», я — все-таки часть этого самого «совка», со всеми его плюсами и минусами. И мне гораздо понятнее человек, который бросил бумажку на улице или стащил гвоздь на заводе, чем тот, кто поспешил доложить на того, кто это сделал, как это принято повсеместно в Европе.

Читайте также  Как в России переименовывали города? Случай второй - Демидов

Мне понятнее и приятнее видеть подвыпившие компании на деревянных скамейках электричек, в голос поющие песни и приглашающие к ним присоединиться их попутчиков, чем отстраненных, таких правильных индивидуалистов, одно из чьих жизненных правил — ни под каким предлогом не вмешиваться в дела других, таких же индивидуалистов.

И при всей этой любви к европейским ценностям мне совсем непонятно, куда мне девать свою широкую славянскую душу и свое совковое прошлое. Думаю, как непонятно и тем, кто всеми силами ратует за Европу и даже живет там, а то и дело приезжает к себе на родину, чтобы поучить этим самим европейским ценностям.