В полночь с 8 на 9 мая 1742 года русский полярный исследователь Семен Иванович Челюскин со своим отрядом достиг самой северной оконечности Евразии — мыса, названного впоследствии мысом Челюскин.

О человеке, которым вправе гордиться Россия, сведений в архивах, к сожалению, сохранилось очень мало. Даже дата рождения Семена Ивановича точно не установлена. Википедия указывает предположительно «около 1707 года». Известно, что он родился в селе Мишина Поляна Белевского уезда (сейчас село в Арсеньевском районе Тульской области).

В одном из своих дневников Семен Иванович упоминает, что отец его был стряпчим, но рано ушел из жизни, и он воспитывался в семье дальних родственников. В 1714 году Семен, выдержав строгий отборочный конкурс среди дворянских детей (как их раньше называли — «недорослей»), был принят в Московскую школу математических и навигационных наук.

Это было очень престижное учебное заведение, основанное еще Петром Первым. Из его стен вышло немало прекрасных морских офицеров, ставших украшением российского флота. А во время летних каникул воспитанники, в числе которых был и Семен Челюскин, проходили практику на судах Балтийского флота. Окончив навигационную школу с прекрасными оценками, Челюскин был прикомандирован для продолжения службы на Балтийский флот. Начав службу учеником штурмана, через несколько лет он уже обучал мастерству штурмана гардемаринов.

В декабре 1732 года Сенат принял проект Великой Северной экспедиции, а Адмиралтейст-коллегия установила добровольный порядок участия в ней. Когда Челюскин узнал об экспедиции, которой надлежало найти путь через «Ледовитое море в страну Епон», нанести на карту северные берега России и «проведать, далеко ли от Камчатки лежит землица Америка», он пишет рапорт с просьбой о зачислении в ее состав.

Уже через месяц, в январе 1733 года, был готов список желающих отправиться в «Камачацкую экспедицию». В списке был и Семен Иванович Челюскин. Общим руководителем экспедиции был назначен В. Беринг. Задач перед Великой Северной экспедицией было поставлено немало, поэтому весь состав был распределен на несколько отрядов. Ленско-Енисейский отряд, куда и был зачислен Челюскин, возглавлял земляк и хороший знакомый Семена Ивановича лейтенант Василий Прончищев. Итак, судно — дубель-шлюп — спустили на воду и нарекли «Якутском», так как путь их лежал именно из этого города.

Читайте также  Путешествие по России: чем гордится Иваново - город ситца и невест?

В Центральном государственном архиве Военно-Морского Флота СССР хранится вахтенный журнал дубель-шлюпа. В течение семи лет ежедневно, следуя правилу «что видим, то пишем, а чего не видим, того не пишем», делал скупые служебные записи штурман Семен Иванович Челюскин.

Август 1736 года. Впервые с моря люди увидели черные горы восточного Таймыра. Из записи тех дней:

«Подошли великие острова. Шли около тех островов миль с тридцать. И како стал туман подыматца, то увидели впереди себя и по обе стороны льды. А берег остался далеко, и не видать было. Стужи стоят великие, что человеку едва терпеть можно».

Тяжело был болен капитан Василий Прончищев. Не отапливался кубрик. На вахте уже не первые сутки стоял штурман Челюскин — других офицеров попросту не было. Он вел судно, делал ежечасно записи в журнале, не забывая о картографической съемке. Скоро льды окончательно преградили путь. Разбивая лед баграми и веслами, работая круглые сутки, команда делала отчаянные попытки вырваться из плена.

«Штиль, небо облачно и мрачно, мороз великий».

Они вырвались, но 29 августа 1736 года не стало с ними капитана Прончищева. Его молодая жена Татьяна, отправившаяся с ним в экспедицию, пережила его всего на две недели. Узнав о смерти друга, капитан придворной яхты «Декрон» Харитон Лаптев просит отправить его на «Якутск» капитаном, чтобы продолжить дело Прончищева. А пока командование отрядом принимает Семен Челюскин.

Не сумев связаться с руководителем экспедиции В. Берингом, в феврале 1738 года Челюскин пишет рапорт в Адмиралтейств-коллегию о необходимости продолжения экспедиции: «Начатое свершиться должно». Командиром дубель-шлюпки «Якутск» и руководителем отряда утверждают Харитона Лаптева. В ожидании прибытия Лаптева, Челюскин готовит снаряжение, производит капитальный ремонт дубель-шлюпа.

Читайте также  Что связывает Россию, Америку и киберпанк? Хроники вероятного будущего

В 1739 году Лаптев и Челюскин пытаются пройти проделанный «Якутском» путь, но это им не удается. Следующим летом они идут на последний штурм. Дубель-шлюп окружают льды, в пробоины, заложенные мешками с продуктами, хлещет вода. На льдинах, как на плотах, добираются люди до берега. 15 августа команда покинула затонувший корабль, а 15 октября — через два месяца — люди дошли до зимовья.

На корабельном совете решено было прекратить исследования и ждать дальнейших указаний. Но Семен Иванович, несмотря ни на что, продолжал съемку берегов Таймыра, путешествуя по суше. В 1741 и 1742 годах он возглавил два санных похода, остающихся непревзойденными по протяженности маршрутов и объему проделанной работы.

9 мая 1742 года Семен Челюскин сделал запись, ставшую исторической:

«Приехали к мысу. Здесь поставлен маяк — одно бревно, которое вез с собой. Сей мыс каменный, высоты средней, около оного льды гладкие и торосов нет».

Челюскин называет его Восточным Северным мысом. Спустя сто лет, в 1843 году мыс будет переименован в мыс Челюскина.

Далее путь отряда лежал к устью Нижней Таймыры. В середине мая 1742 года на карту было нанесено все северное побережье Таймыра. Задание Адмиралтейств-коллегии для Ленско-Енисейского отряда было успешно выполнено. Только по полуострову Таймыр Семен Иванович Челюскин со своим отрядом проехал и прошел, выполняя описи, более 7 тыс. км. Это был без преувеличения большой гражданский и научный подвиг.

Так был открыт мыс, названный впоследствии в честь Челюскина его именем. Однако ни сам Челюскин, ни его современники не придали открытию никакого значения. Челюскину присвоили звание мичмана. Некоторое время он командовал придворной яхтой, затем опять служил на Балтийском флоте. Со службы по состоянию здоровья Семен Иванович ушел в чине капитана 3-го ранга и поселился с женой в деревне, где скончался в ноябре 1764 года. Место его захоронения, как указано в источниках, осталось неизвестным.

Читайте также  Милан: есть ли у города связи с Россией?

Патриот, гордость отечества, гордость земли русской ушел из жизни в полной безвестности. Прошло более двух с половиной веков со дня начала Великой Северной экспедиции, великой не только тем, что на карту были нанесены неизвестные русские земли, но и великим стремлением людей, в том числе и Семена Ивановича Челюскина, достойно послужить свой родине. И хочется надеяться, что в школе на уроках географии дети получат не только информацию о том, что именем Челюскина назван мыс — самая северная точка Евразии — и небольшой остров в Таймырской губе, но и о его патриотизме.