В 1918 году в России ввели фамилии для простого народа. Декрете «О праве граждан изменять свои фамилии и прозвища» подписал председатель Совета народных комиссаров В. И. Ленин. Думаю, что про этот декрет нынче никто бы и не думал, но тут сработала мода на круглые даты. Сейчас, когда на календаре 2018 год, как не вспомнить про то, что случилось 100 лет назад?

И при этом «эксперты» от истории умолчали о том, что именно заставило большевиков принять столь необычный для нашего нынешнего понимания декрет.

Фамилии в царской России имели лишь дворяне, военные и служители церкви. Вся остальная часть населения никакими документами не располагала. Что касается дворян, то почти все они после революции перебрались на Запад, чувствуя надвигающиеся для себя неприятности в России. Оставшиеся были вынуждены подстраиваться под новую власть. Но дворянские корни слишком явно были видны в документах, что создавало определенные трудности. Декрет же позволял этим людям, которые были фактически лояльны к большевикам, найти свое место в обществе с новой фамилией, не указывающей на дворянское происхождение.

Столь же «прозрачным» было образование фамилий служителей религии. Выпускники духовных семинарий при их окончании вместе с саном получали и фамилии. Но они давались, в первую очередь, по названию церкви. Например, Преображенский, Успенский. Выпускник имел выбор очень небольшой. О «религиозности» обладателя документа тут говорила сама фамилия. А поскольку религия — опиум для народа (слова Ленина), то по мере отделения в России церкви от государства у священнослужителей стали появляться в миру проблемы. Особенно, если учесть то обстоятельство, что церковь накопила большие финансовые средства, обладала пахотными землями и владела многими угодьями. Не желая пока слишком явно оттолкнуть от себя служителей религии, большевики разрешили им менять фамилии.

Читайте также  Где находится географический центр России?

Еще более сложной оказалась ситуация с простым народом. В сельской местности фамилию имел только барин. Все крестьяне воспринимались им как скот. А скот, как известно, получает клички. Прозвища были и у крестьян. Типа: Ванька дурак, Митька козел, Санька баран, Лука хромоногий, Сенька лупоглазый, Степка кривой, Кузька горбатый и так далее. Дети получали «уточнение» от родства. Поскольку не было в семье детей с одинаковыми именами, то вопрос с крестьянами в части их «опознаваемости» решался предельно просто. Скажем, так: Гришка — сын Ваньки дурака. Ну и у остальных детей в том же духе. Часто барину даже не требовалось выдумывать прозвища и клички крестьянам — он брал те, что слышал в деревне.

Н. В. Неврев, «Торг», 1866 г.
Источник: artchive.ru

Минусом надо признать то, что меры в соответствии с Декретом были осуществлены методом придания прозвищам и кличкам среди простого народа некоего подобия фамилий, но с сохранением в смысловой основе самих прозвищ и кличек. История фамилий в России содержит огромное количество Дураковых, Глупцовых, Лупоглазовых, Большепузовых, Козловых, Барановых, Трусовых, Собакиных, Яйцеголовых, Угрюмовых, Скрягиных…

Алексей Семёнович Жадов
Фото: ru.wikipedia.org

В итоге спустя годы дошло до конфузов. Сохранилось письменное распоряжение Сталина, потребовавшего, чтобы боевой генерал Жидов, успешно проводящий на фронте операции, сменил свою фамилию, так как она напоминала известный в то время анекдот, где Иван в окопе, а Абрам — в Рабкоопе. За ночь генералу выправили документы, сменив лишь одну букву — он стал Жадовым, Героем Советского Союза.